При помощи сочинительной связи соединяются…

При помо­щи сочи­ни­тель­ной свя­зи соеди­ня­ют­ся:

  1. одно­род­ные чле­ны пред­ло­же­ния
  2. части слож­но­со­чи­нён­но­го пред­ло­же­ния.

При помо­щи под­чи­ни­тель­ной свя­зи соеди­ня­ют­ся:

  1. зави­си­мое сло­во с глав­ным в сло­во­со­че­та­нии
  2. части слож­но­под­чи­нён­но­го пред­ло­же­ния.

Я хочу рас­ска­зать исто­рию, кото­рая во мно­гом опре­де­ли­ла мое отно­ше­ние к миру. Всякий раз, когда захо­дит раз­го­вор о людях, хоро­ши они или пло­хи, я вспо­ми­наю этот слу­чай из дет­ства. Мы жили в дерев­не. Однажды отец взял меня в город. Помню, мы иска­ли обувь и зашли по доро­ге в книж­ный мага­зин. Там я уви­дел кни­гу и взял ее в руки, на каж­дой стра­ни­це были боль­шие кар­тин­ки. Я очень хотел, что­бы отец купил кни­гу, но он посмот­рел на цену и ска­зал: “В дру­гой раз купим”. Книга была доро­гой. Дома я целый вечер гово­рил толь­ко о кни­ге. И вот через две неде­ли отец дал мне день­ги. Когда на дру­гой день мы шли к мага­зи­ну, мне было страш­но. А вдруг кни­гу уже про­да­ли. Нет, она лежа­ла на месте. Когда мы сели в вагон дач­но­го поез­да, все сра­зу заме­ти­ли, какую кни­гу я везу. Многие сади­лись рядом, что­бы посмот­реть кар­тин­ки. Весь вагон радо­вал­ся моей покуп­ке. И на пол­ча­са я стал цен­тром вни­ма­ния. Поезд ото­шел от Москвы. Побежал мимо окон лес. Я поста­вил кни­гу на откры­тое окно и стал смот­реть на лес, на поля, кото­рые бежа­ли за окном. И вдруг, о ужас! Книга исчез­ла меж­ду двой­ны­ми окна­ми ваго­на. Еще не пони­мая серьез­но­сти поло­же­ния, я испу­ган­но смот­рел на отца, на соседа-летчика, кото­рый пытал­ся достать кни­гу. Через мину­ту уже весь вагон помо­гал нам. А поезд бежал, и вот уже ско­ро наша стан­ция. Я пла­кал и не хотел выхо­дить из ваго­на. Летчик обнял меня и ска­зал: Ничего, поезд еще дол­го будет идти. Мы доста­нем кни­гу и при­шлем обя­за­тель­но. Где ты живешь? Я пла­кал и не мог гово­рить. Отец дал лет­чи­ку адрес. На дру­гой день, когда отец вер­нул­ся с рабо­ты, он при­нес и кни­гу. Достал? Достал, — засме­ял­ся отец. Это была та самая кни­га. Я засы­пал с ней в руках. А через несколь­ко дней к нам при­шел поч­та­льон и при­нес нам боль­шой пакет. В паке­те были кни­ги и запис­ка от лет­чи­ка: “ Я же гово­рил, что мы доста­нем ее”. А еще через день опять при­шел поч­та­льон и опять при­нес пакет, а потом еще два паке­та, и еще три; семь оди­на­ко­вых кни­жек. С того вре­ме­ни про­шло почти 30 лет. Книжки в вой­ну поте­ря­лись. Но оста­лось самое глав­ное – хоро­шая память о людях, кото­рых я не знаю и даже не пом­ню в лицо. Осталась уве­рен­но­сть: хоро­ших людей боль­ше, чем пло­хих. И жиз­нь дви­жет­ся впе­ред не тем, что в чело­ве­ке пло­хо­го, а тем, что есть в нем хоро­ше­го.

Нет ответов на вопрос.