Юмористический рассказ М. Зощенко «Кочерга»

Забавное про­ис­ше­ствие слу­чи­лось минув­шей зимой в одном учре­жде­нии.

Надо ска­зать, что это учре­жде­ние зани­ма­ло неболь­шой отдель­ный дом. Причем дом был ста­рин­ной построй­ки. Обыкновенные вуль­гар­ные печи отап­ли­ва­ли это зда­ние.

Специальный чело­век — истоп­ник — наблю­дал за печа­ми. Он мелан­хо­лич­но ходил со сво­ей кочер­гой из эта­жа в этаж, шеве­лил дро­ва, раз­би­вал голо­веш­ки, закры­вал тру­бы и так далее, все в этом духе.

При совре­мен­ной тех­ни­ке, при водя­ном и паро­вом отоп­ле­нии кар­тин­ка эта была, мож­но ска­зать, почти что непри­лич­ная кар­тин­ка, древ­няя кар­тин­ка, рису­ю­щая вар­вар­ский быт наших пред­ков.

Зощенко кочергаВ этом году, в фев­ра­ле, истоп­ник, спус­ка­ясь по лест­ни­це, слег­ка обжег кочер­гой одну слу­жа­щую, Надю Р. Причем слу­жа­щая эта была отча­сти сама вино­ва­та. Она вих­рем нес­лась но лест­ни­це и сама наско­чи­ла на истоп­ни­ка. На ходу она отстра­ни­ла его рукой и, по несчаст­ной слу­чай­но­сти, наткну­лась на кочер­гу, кото­рая была довольно-таки горя­ча, если не ска­зать — рас­ка­ле­на.

Девушка ахну­ла и закри­ча­ла. И истоп­ник тоже ахнул. В общем, ладонь и паль­цы этой сует­ли­вой девуш­ки были слег­ка обо­жже­ны.

Конечно, слу­чай этот мел­кий, пустой, недо­стой­ный попасть на стра­ни­цы худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ры. Однако неожи­дан­ные послед­ствия это­го дела были весь­ма забав­ны. И они-то и настро­и­ли нас на этот малень­кий рас­сказ.

Директор учре­жде­ния вызвал к себе истоп­ни­ка и сде­лал ему стро­гое вну­ше­ние. Он ска­зал:

— Тоже, ходишь со сво­ей кочер­гой — выво­дишь мне из строя слу­жа­щих. Надо не зевать по сто­ро­нам, а гля­деть получ­ше.

Истопник, сокру­шен­но взды­хая, отве­тил, что у него на шесть печей все­го одна кочер­га, с кото­рой он и ходит то туда, то сюда. Вот если бы на каж­дую печ­ку была отдель­ная кочер­га, вот тогда б и мож­но при­ди­рать­ся. А при таких обсто­я­тель­ствах он не может гаран­ти­ро­вать непри­кос­но­вен­ность слу­жа­щих.

Эта про­стая мысль — иметь кочер­гу на каж­дую печ­ку — понра­ви­лась дирек­то­ру. И он, не будучи чинов­ни­ком и бюро­кра­том, тот­час стал дик­то­вать маши­нист­ке тре­бо­ва­ние на склад. Шагая но ком­на­те, дирек­тор дик­то­вал:

«Имея шесть печей при нали­чии одной кочер­ги, немыс­ли­мо предо­хра­нить слу­жа­щих от несчаст­ных слу­ча­ев. А посе­му в сроч­ном поряд­ке про­шу выдать пода­те­лю сего тре­бо­ва­ния пять коче…»

Но тут дирек­тор осек­ся. Он пере­стал дик­то­вать и, поче­сав заты­лок, ска­зал маши­нист­ке:

— Что за черт. Не пом­ню, как пишет­ся — пять коче… Три кочер­ги — ясно. Четыре кочер­ги — понят­но. А пять? Пять — чего? Пять кочер­ги…

Молоденькая маши­нист­ка, пожав пле­ча­ми, ска­за­ла, что она вооб­ще впер­вые слы­шит это сло­во и уж во вся­ком слу­чае в шко­ле ей не при­хо­ди­лось скло­нять что-либо подоб­ное.

Кочерга у печи

Директор позвав сво­е­го сек­ре­та­ря и, сму­щен­но улы­ба­ясь, рас­ска­зал ему о сво­ем затруд­не­нии.

Секретарь тот­час стал скло­нять это сло­во. Кто, что? — кочер­га… Кого, чего? — кочер­ги… Кому, чему? — кочер­ге… Но, дой­дя до мно­же­ствен­но­го чис­ла, сек­ре­тарь запнул­ся и ска­зал, что мно­же­ствен­ное чис­ло вер­тит­ся у него в голо­ве, но он сей­час не может его вспом­нить.

Тогда опро­си­ли еще двух слу­жа­щих, но и те не внес­ли ясно­сти в это дело.

Секретарь ска­зал:

— Есть отлич­ный выход. Напишем на склад два тре­бо­ва­ния — на три кочер­ги и на две кочер­ги. Итого полу­чим пять.

Директор нашел это неудоб­ным. Он ска­зал, что посы­лать две оди­на­ко­вые бумаж­ки — это раз­во­дить кан­це­ляр­щи­ну. Найдутся прой­до­хи, кото­рые при слу­чае уко­лют его этим. Лучше уж, если на то пошло, позво­нить в Академию наук и у них запро­сить, как пишет­ся пять коче…

Уже сек­ре­тарь хотел зво­нить в ака­де­мию, но дирек­тор в послед­ний момент не поз­во­лил ему это сде­лать. Еще, чего доб­ро­го, попа­дет­ся какой-нибудь смеш­ли­вый уче­ный, кото­рый напи­шет фелье­тон в газе­ту — дескать, дирек­тор мало­гра­мот­ный, дескать, тре­во­жат науч­ное учре­жде­ние такой чепу­хой. Нет, уж луч­ше обой­тись сво­и­ми сред­ства­ми. Хорошо бы еще раз позвать истоп­ни­ка, чтоб услы­шать это сло­во из его уст. Все-таки чело­век всю жизнь вра­ща­ет­ся у печей. Уж кому-кому, а ему извест­но, как про­из­не­сти пять коче…

Тотчас позва­ли истоп­ни­ка и ста­ли его наво­дя­щи­ми вопро­са­ми натал­ки­вать на нуж­ный ответ.

Истопник, пред­по­ла­гая, что его опять будут жучить, отве­чал на все вопро­сы хму­ро и одно­слож­но. Он бор­мо­тал: дескать, нуж­но пять штук, тогда, дескать, еще мож­но обе­речь­ся. А ина­че пущай отда­ют под суд.

Потеряв тер­пе­ние, дирек­тор пря­мо­ли­ней­но спро­сил истоп­ни­ка, что ему нуж­но.

— Сами зна­е­те что, — угрю­мо отве­тил истоп­ник.

Но тут, под дав­ле­ни­ем сек­ре­та­ря и дирек­то­ра, истоп­ник нако­нец про­из­нес иско­мое сло­во. Однако это сло­во в устах истоп­ни­ка зву­ча­ло не так, как ожи­да­лось, что-то вро­де — «пять коче­ры­жек».

Тогда сек­ре­тарь смо­тал­ся в юри­ди­че­ский отдел и отту­да при­вел слу­жа­ще­го, кото­рый отли­чал­ся тем, что умел состав­лять любые бума­ги так лов­ко, что обхо­дил все под­вод­ные кам­ни.

Служащему разъ­яс­ни­ли его зада­чу — соста­вить нуж­ное тре­бо­ва­ние таким обра­зом, что­бы сло­во «кочер­га» не упо­ми­на­лось во мно­же­ствен­ном чис­ле и вме­сте с тем что­бы склад выдал пять штук.

Немного поку­сав каран­даш, слу­жа­щий набро­сал чер­но­вик:

«До сего вре­ме­ни наше учре­жде­ние, имея шесть печей, обхо­ди­лось все­го лишь одной кочер­гой. В силу это­го прось­ба выдать еще пять штук, для того что­бы на каж­дую печ­ку име­лась бы одна само­сто­я­тель­ная кочер­га. Итого выдать — пять штук».

Уже эту бумаж­ку хоте­ли послать на склад, но тут к дирек­то­ру яви­лась маши­нист­ка и ска­за­ла, что она сей­час зво­ни­ла сво­ей мама­ше, ста­рой маши­нист­ке с трид­ца­ти­лет­ним ста­жем. И та ее заве­ри­ла, что нуж­но писать — «пять коче­рег». Или «пять кочерг».

Секретарь ска­зал:

— Я так и думал. Только на меня нашло затме­ние.

Тотчас бумаж­ка была состав­ле­на и посла­на на склад.

Самое страш­ное из всей этой исто­рии — это то, что вско­ре бумаж­ка была воз­вра­ще­на назад с резо­лю­ци­ей заве­ду­ю­ще­го скла­дом: «Отказать за неиме­ни­ем на скла­де коче­ре­жек».

Уже насту­пи­ла вес­на. Потом будет лето. До зимы дале­ко. Об отоп­ле­нии думать пока что не при­хо­дит­ся. Весной хоро­шо думать о гра­мот­но­сти, хотя бы в свя­зи с весен­ни­ми испы­та­ни­я­ми в сред­ней шко­ле. Что же каса­ет­ся дан­но­го сло­ва, то сло­во дей­стви­тель­но каверз­ное, доступ­ное Академии наук и маши­нист­ке с трид­ца­ти­лет­ним ста­жем.

В общем, надо поско­рей пере­хо­дить на паро­вое отоп­ле­ние. А то люди ста­ли уже поза­бы­вать эти древ­ние сло­ва, свя­зан­ные с дро­вя­ным отоп­ле­ни­ем.

Зощенко М.М. Кочерга. Рассказ

Детские журналы

Комментировать
Добавить сайт в избранное
СОХРАНИТЬ В СОЦСЕТЯХ

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Change privacy settings