Паронимия и парономазия

Однокоренные сло­ва, близ­кие по зву­ча­нию, но не сов­па­да­ю­щие в зна­че­ни­ях (узнать — при­знать, одеть — надеть, под­пись — рос­пись), назы­ва­ют­ся паро­ни­ма­ми (из гр. para — воз­ле, onyma — имя). Паронимы, как пра­ви­ло, отно­сят­ся к одной и той же части речи и выпол­ня­ют в пред­ло­же­нии ана­ло­гич­ные син­так­си­че­ские функ­ции.

Некоторые авто­ры пони­ма­ют явле­ние паро­ни­мии рас­ши­рен­но, отно­ся к паро­ни­мам любые близ­кие по зву­ча­нию сло­ва, неза­ви­си­мо от того, одно­ко­рен­ные они или нет, т.е. паро­ни­ма­ми при­зна­ют и такие сло­ва, как дрель — трель, лан­цет — пин­цет, фарш — фарс. Большинство линг­ви­стов счи­та­ет, что паро­ни­мия охва­ты­ва­ет лишь род­ствен­ные сло­ва, име­ю­щие зву­ко­вое подо­бие. Звуковая бли­зость их и сход­ство в зна­че­ни­ях объ­яс­ня­ют­ся тем, что у них один и тот же мор­фо­ло­ги­че­ский корень.

Не сле­ду­ет отно­сить к паро­ни­мам сло­ва с общим исто­ри­че­ским кор­нем, но в совре­мен­ном язы­ке утра­тив­шие эти­мо­ло­ги­че­ские свя­зи (клу­бень — клуб­ни­ка), а так­же заим­ство­ван­ные сло­ва, вос­хо­дя­щие к одно­му кор­ню, но пре­тер­пев­шие опро­ще­ние и деэти­мо­ло­ги­за­цию (роман — романс, гим­на­зия — гим­на­сти­ка).

Виды паронимов

Можно выде­лить:

  1. паро­ни­мы, име­ю­щие раз­ные при­став­ки (опе­чат­ки — отпе­чат­ки);
  2. паро­ни­мы, отли­ча­ю­щи­е­ся суф­фик­са­ми (без­от­вет­ный — без­от­вет­ствен­ный, суще­ство — сущ­ность);
  3. паро­ни­мы, один из кото­рых име­ет непро­из­вод­ную осно­ву, а дру­гой — про­из­вод­ную с при­став­кой (рост — воз­раст), с суф­фик­сом (тор­моз — тор­мо­же­ние), с при­став­кой и суф­фик­сом (груз — нагруз­ка).

Большинство паро­ни­мов близ­ки по зна­че­нию, но раз­ли­ча­ют­ся тон­ки­ми смыс­ло­вы­ми оттен­ка­ми (длин­ный — дли­тель­ный, желан­ный — жела­тель­ный, гри­ва­стый — гри­ви­стый, жиз­нен­ный — житей­ский, дипло­ма­тич­ный — дипло­ма­ти­че­ский).

Значительно мень­ше паро­ни­мов, рез­ко отли­ча­ю­щих­ся по смыс­лу (гнез­до — гнез­до­вье, дефект­ный — дефек­тив­ный).

Особую груп­пу обра­зу­ют паро­ни­мы, кото­рые при боль­шом семан­ти­че­ском сход­стве раз­ли­ча­ют­ся лек­си­че­ской соче­та­е­мо­стью (построй­ка — стро­е­ние, насле­дие — наслед­ство, выпол­нять — испол­нять).

Паронимы могут отли­чать­ся сти­ли­сти­че­ской окрас­кой, сфе­рой упо­треб­ле­ния.

Сравните:

  • пошив (спец.) — шитье (межст.);
  • рабо­тать (обще­употр.) — сра­бо­тать (про­сто­реч.) и (спец.).

Отличие паронимов от омонимов, синонимов и антонимов

Изучение паро­ни­мов ста­вит вопрос об их отно­ше­нии к омо­ни­мам, сино­ни­мам и анто­ни­мам.

Отличие омонимов от паронимов

Еще Ш. Балли ука­зы­вал на бли­зость паро­ни­мии и омо­ни­мии, опре­де­ляя паро­ни­мы как псев­до­о­мо­ни­мы. Однако омо­ни­мы и паро­ни­мы толь­ко похо­жи друг на дру­га, но при омо­ни­мии наблю­да­ет­ся пол­ное сов­па­де­ние раз­ных по зна­че­нию слов, а при паро­ни­мии — лишь их подо­бие, так как они обя­за­тель­но чем-нибудь отли­ча­ют­ся в сло­во­об­ра­зо­ва­нии. К тому же в осно­ве слов-паронимов лежит кор­не­вой, эти­мо­ло­ги­че­ский при­знак, а в осно­ве слов-омонимов — толь­ко слу­чай­ное сов­па­де­ние в напи­са­нии и про­из­но­ше­нии.

Отличие паронимов от синонимов

Паронимы отли­ча­ют­ся и от сино­ни­мов. При паро­ни­мии рас­хож­де­ние в зна­че­ни­ях созвуч­ных слов обыч­на настоль­ко зна­чи­тель­но, что заме­на одно­го сло­ва дру­ги­ми невоз­мож­на. Синонимы же, хотя и могут отли­чать­ся оттен­ка­ми в зна­че­ни­ях, предо­став­ляя авто­ру пра­во широ­ко­го выбо­ра наи­бо­лее под­хо­дя­ще­го по смыс­лу сло­ва, обыч­но допус­ка­ют вза­и­мо­за­ме­ня­е­мость.

В то же вре­мя извест­ны слу­чаи пере­хо­да паро­ни­мов в сино­ни­мы. Так, срав­ни­тель­но недав­но сло­во сми­рить­ся име­ло зна­че­ние «стать смир­ным, покор­ным, сми­рен­ным» и упо­треб­ле­ние его в зна­че­нии «при­ми­рить­ся» счи­та­лось недо­пу­сти­мым. Однако в раз­го­вор­ной речи этот гла­гол все чаще обо­зна­чал «при­вык­нув, при­ми­рить­ся с чем-либо» (сми­рить­ся с бед­но­стью, сми­рить­ся с недо­стат­ка­ми). Теперь в сло­ва­рях рус­ско­го язы­ка это зна­че­ние ука­зы­ва­ет­ся как основ­ное.

Таким обра­зом, быв­шие паро­ни­мы, в резуль­та­те их сме­ше­ния в речи, могут со вре­ме­нем ста­но­вить­ся сино­ни­ма­ми. Однако вза­и­мо­за­ме­ня­е­мость преж­них паро­ни­мов допу­сти­ма лишь тогда, когда раз­вив­ше­е­ся у них новое зна­че­ние закреп­ля­ет­ся в сло­ва­рях.

Отличие паронимов от антонимов

Смысловое раз­ли­чие паро­ни­мов обыч­но не про­сти­ра­ет­ся до анто­ни­мии, но неко­то­рые паро­ни­мы могут про­ти­во­по­став­лять­ся в кон­тек­сте [«Служение, а не служ­ба»].

Парономазия

Явление паро­но­ма­зии (из гр. para — воз­ле, onomazo — назы­ваю) заклю­ча­ет­ся в зву­ко­вом подо­бии слов, име­ю­щих раз­ные мор­фо­ло­ги­че­ские кор­ни.

Сравните:

  • нары — нар­ты,
  • лоц­ман — боц­ман,
  • клар­нет — кор­нет,
  • инъ­ек­ция — инфек­ция.

Как и при паро­ни­мии, лек­си­че­ские пары при паро­но­ма­зии при­над­ле­жат к одной части речи, выпол­ня­ют в пред­ло­же­нии ана­ло­гич­ные син­так­си­че­ские функ­ции. У таких слов могут быть оди­на­ко­вые при­став­ки, суф­фик­сы, окон­ча­ния, но кор­ни у них все­гда раз­ные. Кроме слу­чай­но­го фоне­ти­че­ско­го сход­ства, сло­ва в подоб­ных лек­си­че­ских парах нече­го обще­го не име­ют, их предметно-смысловая отне­сен­ность совер­шен­но раз­лич­на.

Парономазия в отли­чие от паро­ни­мии не носит харак­те­ра зако­но­мер­но­го и регу­ляр­но­го явле­ния. И хотя в язы­ке есть нема­ло сход­ных в фоне­ти­че­ском отно­ше­нии слов, сопо­став­ле­ние их как лек­си­че­ских пар явля­ет­ся резуль­та­том инди­ви­ду­аль­но­го вос­при­я­тия: один уви­дит паро­но­ма­зию в паре тираж — типаж, дру­гой — в тираж — мираж, тре­тий — в тираж — вит­раж. Однако паро­ни­мия и паро­но­ма­зия близ­ки с точ­ки зре­ния упо­треб­ле­ния в речи сход­ных по зву­ча­нию слов.

Паронимы, а отча­сти и не род­ствен­ные, но сход­ные по зву­ча­нию сло­ва выпол­ня­ют в речи сти­ли­сти­че­ские функ­ции.

Использования паронимов в художественной речи

Перед каж­дым авто­ром может воз­ник­нуть про­бле­ма выбо­ра одно­го из паро­ни­мов. Если сино­ни­ми­че­ский отбор лек­си­че­ских средств неиз­мен­но сопут­ству­ет сло­вес­но­му твор­че­ству, то про­бле­ма выбо­ра одно­го из паро­ни­мов воз­ни­ка­ет лишь в тех слу­ча­ях, когда в речь вклю­ча­ют­ся паро­ни­ми­че­ские сло­ва.

Умелое упо­треб­ле­ние паро­ни­мов помо­га­ет писа­те­лю пра­виль­но и точ­но выра­зить мысль, имен­но паро­ни­мы рас­кры­ва­ют боль­шие воз­мож­но­сти рус­ско­го язы­ка в пере­да­че тон­ких смыс­ло­вых оттен­ков. Вот, напри­мер, как А.С. Пушкин вво­дил паро­ни­мы в речь царя в дра­ме «Борис Годунов»:

— Я думал свой народ в доволь­ствии, во сла­ве успо­ко­ить, щед­ро­та­ми любовь его снис­кать;
— Я зла­то рас­сы­пал им, я им сыс­кал рабо­ты, — они ж меня, бес­ну­ясь, про­кли­на­ли.

  • снис­кать — заслу­жить, при­об­ре­сти что-либо,
  • сыс­кать — най­ти.

В подоб­ных слу­ча­ях сле­ду­ет гово­рить о скры­том исполь­зо­ва­нии паро­ни­мов, так как чита­тель видит в тек­сте лишь одно из подоб­ных слов, выбо­ру кото­ро­го мог­ла пред­ше­ство­вать рабо­та авто­ра с паро­ни­ма­ми, сопо­став­ле­ние их, ана­лиз их смыс­ло­вых оттен­ков.

Читая окон­ча­тель­ный, отре­дак­ти­ро­ван­ный текст, мы можем толь­ко дога­ды­вать­ся о боль­шом тру­де писа­те­ля, у кото­ро­го паро­ни­ми­че­ские сло­ва мог­ли вызвать сомне­ния, коле­ба­ния.

В худо­же­ствен­ной речи обыч­но наблю­да­ет­ся пра­виль­ное, весь­ма искус­ное исполь­зо­ва­ние паро­ни­мов. Например, у Пушкина мож­но най­ти мно­го при­ме­ров, иллю­стри­ру­ю­щих нор­ма­тив­ное упо­треб­ле­ние «боль­ных» слов, кото­рые до сих пор сме­ши­ва­ют­ся в про­сто­ре­чии:

Надев широ­кий боли­вар, Онегин едет на буль­вар;
Лазурный, пыш­ный сара­фан одел Людмилы строй­ный стан.

Однако воз­мож­но и созна­тель­ное откло­не­ние писа­те­ля от нор­мы, если он хочет пока­зать рече­вые ошиб­ки сво­их геро­ев. Так, Г. Николаева отра­зи­ла харак­тер­ное для про­сто­ре­чия сме­ше­ние паро­ни­мов в репли­ке одно­го их пер­со­на­жей:

В доме кол­хоз­ни­ка быст­рый, по-городскому оде­тый чело­век посмот­рел на ее удо­сто­ве­ре­ние и ска­зал мило­вид­ной девуш­ке: «Надя, про­во­ди­те коман­ди­ро­воч­ную».

В автор­ской же речи на сле­ду­ю­щей стра­ни­це мы нахо­дим пра­виль­ное сло­во­упо­треб­ле­ние:

Командированные кур­сан­ты обес­пе­чи­ва­ют­ся обще­жи­ти­ем («Жатва»).

Таким обра­зом, в осно­ве скры­то­го исполь­зо­ва­ния паро­ни­мов в худо­же­ствен­ной речи могут лежать раз­лич­ные эсте­ти­че­ские прин­ци­пы их отбо­ра, про­дик­то­ван­ные сти­ли­сти­че­ской уста­нов­кой авто­ра.

Иной харак­тер носит откры­тое исполь­зо­ва­ние паро­ни­мов, когда писа­тель ста­вит их рядом, пока­зы­вая их смыс­ло­вые отли­чия при кажу­щем­ся подо­бии. В этом слу­чае паро­ни­мы выпол­ня­ют раз­лич­ные сти­ли­сти­че­ские функ­ции, высту­пая как сред­ство уси­ле­ния дей­ствен­но­сти речи.

Столкновение паро­ни­мов исполь­зу­ет­ся для выде­ле­ния соот­вет­ству­ю­щих поня­тий, напри­мер:

Молодые Тургеневы оли­це­тво­ря­ют собой честь и чест­ность (М. Мар.).

Сочетание паро­ни­мов в таких слу­ча­ях созда­ет тав­то­ло­ги­че­ский и зву­ко­вой повтор, что спо­соб­ству­ет их уси­ле­нию, напри­мер:

— Нет, уме­реть! Никогда не родить­ся бы луч­ше,
Чем этот жалоб­ный, жалост­ный, каторж­ный вой
О чер­но­бро­вых кра­сав­цах. — Ох, и поют же
Нынче сол­да­ты! О, гос­по­ди Боже ты мой!

(М. Цветаева.)

Такой же сти­ли­сти­че­ский эффект порож­да­ет соче­та­ние нерод­ствен­ных сход­но­звуч­ных слов, близ­ких в семан­ти­че­ском отно­ше­нии:

Очищали, при­ча­ща­ли, поко­рив и пока­рав,
Тех, что сте­ны защи­ща­ли, В те же сте­ны вму­ро­вав.

(Ф. Искандер. Завоеватель).

Употребление паро­ни­мов может быть сред­ством уточ­не­ния мыс­ли:

Все те же ль вы, дру­гие ль девы,
Сменив, не заме­ни­ли Вас?

(А.С. Пушкин. Евгений Онегин)

Иногда авто­ру доста­точ­но обра­тить вни­ма­ние на раз­лич­ную лек­си­че­скую соче­та­е­мость паро­ни­мов, что­бы уточ­нить их зна­че­ние:

Знающий язык сво­е­го наро­да писа­тель не спу­та­ет пустошь и пустырь: пустошь рас­па­хи­ва­ют, а пусты­ри застра­и­ва­ют (А. Югов. Думы о рус­ском сло­ве. М., 1975. С.27).

Возможно сопо­став­ле­ние паро­ни­мов, если автор хочет пока­зать тон­кие смыс­ло­вые раз­ли­чия меж­ду ними:

Я не люб­лю пла­сти­ку кистей у тан­цов­щиц. Она манер­на… в ней боль­ше кра­си­во­сти, чем кра­со­ты (К. Станиславский).

Сопоставляются не толь­ко паро­ни­мы, а и не род­ствен­ные, но сход­ные в зву­ча­нии сло­ва:

Запел и запил от люб­ви к нау­ке (В. Высоцкий);

Перестройка гро­зит пере­ра­с­ти впе­ре­стрел­ку; одни вою­ют, дру­гие — вору­ют (из газе­ты).

Она вся в белом, белом, белом, а я — в былом (из пес­ни).

Чем неожи­дан­нее сопо­став­ле­ние, тем ярче зву­ко­вая окрас­ка сло­ва, при­да­ю­щая выска­зы­ва­нию осо­бую экс­прес­сию. Например:

Не надо делить Европу на НАТО и НЕ-НАТО! (из газе­ты).

Поэты любят сбли­жать самые «непод­хо­дя­щие» сло­ва, удив­ляя нас сво­ей фан­та­зи­ей:

Бедный мастер! Закинь каран­даш, отпол­зи поско­рее к зато­ну, отрас­ти себе жаб­ры и хвост, ибо путь от Платона к планк­то­ну и от Фидия к мидии — прост (Н. Матвеева).

Яркий сти­ли­сти­че­ский эффект рож­да­ет про­ти­во­по­став­ле­ние паро­ни­мов:

Меня тре­во­жит встреч напрас­ность, что и ни серд­цу, ни уму, и та не празд­нич­ность, а празд­ность, в моем гостя­щая дому (Е. Евтушенко).

Обычно в этом слу­чае паро­ни­мы соеди­не­ны про­ти­ви­тель­ным сою­зом сою­зам и одно из созвуч­ных слов дает­ся с отри­ца­ни­ем:

Я жить хотел быст­рее всех. Я жаж­дал дел, а неде­я­ний. Но где он, под­лин­ный успех, а не пре­успе­я­нье?! (Е. Евтушенко)

Противопоставляются и нерод­ствен­ные созвуч­ные сло­ва:

Не фир­ма, а фор­ма; Теперь он увлек­ся не спор­том, а спир­том («ЛГ»).

Кажущаяся нело­гич­ность сбли­же­ния похо­жих слов при­да­ет осо­бую дей­ствен­ность выска­зы­ва­нию.

Паронимы и еще чаще созвуч­ные нерод­ствен­ные сло­ва исполь­зу­ют­ся в калам­бу­рах:

Памятник пер­во­опе­чат­ни­ку (Ильф и Петров);

Розыск сбе­жав­ше­го жени­ха не обвен­чал­ся успе­хом («ЛГ»);

К сто­лу скли­ка­ет «Вдова Клико» (Б. Окуджава).

При этом одно­му из созвуч­ных слов часто при­сва­и­ва­ет­ся необыч­ное зна­че­ние на осно­ве лож­ной эти­мо­ло­ги­за­ции. Одно из обыг­ры­ва­е­мых слов может в тек­сте отсут­ство­вать, но мы его обя­за­тель­но вспо­ми­на­ем под вли­я­ни­ем зву­ко­вых ассо­ци­а­ций:

  • содра­ние сочи­не­ний,
  • при­твор­ные акте­ры,
  • червь само­мне­ния,
  • осве­же­ва­тель ста­рин­ных роман­сов,
  • тела дав­но минув­ших дней (Св.),
  • иди­оз­ная фигу­ра,
  • дере­вен­ская поза,
  • извест­ный дуб­ли­цист,
  • кро­пал без вести,
  • в пере­кос­ном смыс­ле,
  • талан­то­вы муки,
  • пле­нэное засе­да­ние,
  • вод­ная лек­ция.

В поэ­ти­че­ской речи паро­но­ма­зия пита­ет зву­ко­пись. Употребление созвуч­ных слов созда­ет яркую пере­клич­ку зву­ков, делая сло­ва более «выпук­лы­ми», зна­чи­тель­ны­ми:

Пощадят ли пло­ща­ди меня? (Б. Пастернак);

Белою маги­ей маг­ния (В. Шефнер).

Мастерство поэтов ска­зы­ва­ет­ся не в игре созву­чия, а в смыс­ло­вом сбли­же­нии раз­но­ко­рен­ных слов на осно­ве их образ­но­го пере­осмыс­ле­ния. Сравните, у В. Хлебникова:

Темной сла­вы голов­ня, не пустой и не посты­лый, но уста­лый и осты­лый, я сижу. Согрей меня;

у А. Вознесенского:

Ахматова была моде­лью Модильяни.

В про­зе так­же паро­но­ма­зия ино­гда высту­па­ет ярким сти­ли­сти­че­ским сред­ством выде­ле­ния важ­ных в кон­тек­сте слов:

Нарастающее насто­я­щее (Лим.);

Вещие вещи (Крив.);

Гармония гор­мо­нов (В. Леви);

Потоки пато­ки (М. Борисова).

К паро­но­ма­зии обра­ща­ют­ся пуб­ли­ци­сты, исполь­зуя созвуч­ные сло­ва для заго­лов­ков газет­ных ста­тей: «Грани гра­ни­та», «Нелады с налад­кой».

Паронимия и паро­но­ма­зия выпол­ня­ют роль зву­ко­во­го кур­си­ва, выде­ляя созвуч­ные сло­ва, кото­рые автор при­да­ет осо­бое зна­че­ние: Служить бы рад, — Прислуживаться тош­но (Гр.); «Дуэль и дуэт», «И быт и бытие», «Долг и долж­ность» и т.д.

Ошибки в употреблении паронимов

Очень часто в речи наблю­да­ет­ся сме­ше­ние паро­ни­мов, что при­во­дит к гру­бым лек­си­че­ским ошиб­кам (Вы уже ходи­ли вешать­ся?; Я про­блу­дил два часа).

Иногда не раз­ли­ча­ют паро­ни­мы глав­ный — заглав­ный, иска­жая обыч­но смысл вто­ро­го из них — «отно­ся­щий­ся к загла­вию, содер­жа­щий загла­вие, явля­ю­щий­ся загла­ви­ем, назва­ни­ем чего-либо». Использование при­ла­га­тель­но­го заглав­ный воз­мож­но, напри­мер, в таком пред­ло­же­нии: Заглавную роль в кино­филь­ме «Анна Каренина» сыг­ра­ла Татьяна Самойлова; но нет заглав­ной роли в филь­мах «Воскресение», «Война и мир», в них могут быть лишь глав­ные роли, поэто­му невер­но такое сло­во­упо­треб­ле­ние: Девочка будет играть заглав­ную роль в филь­ме «Голубой порт­рет» (Это зна­чит, что девоч­ка сыг­ра­ет роль… порт­ре­та, так как в загла­вии ука­за­но это сло­во).

Стилистическая прав­ка тек­стов, в кото­рых заме­че­но сме­ше­ние паро­ни­мов, тре­бу­ет заме­ны сло­ва, став­ше­го при­чи­ной лек­си­че­ской ошиб­ки. Пусть не бле­щет кар­ти­на какими-либо осо­бы­ми худо­же­ствен­ны­ми досто­ин­ства­ми, но это доб­рот­ный фильм, осуж­да­ю­щий зло, неспра­вед­ли­вость, наси­лие… (Надо: доб­рый); Книга — источ­ник позна­ния (надо: зна­ния).

Смещение паро­ни­мов может вызвать нару­ше­ние лек­си­че­ской соче­та­е­мо­сти:

  • кра­си­вая и прак­ти­че­ская обувь (надо: прак­тич­ная);
  • напря­гая послед­ние уси­лия (надо: силы);
  • пре­кло­нить голо­ву (надо: скло­нить).

Особенности лек­си­че­ской соче­та­е­мо­сти паро­ни­мов про­яс­ня­ют­ся в кон­тек­сте. Сравните:

  • само­от­вер­жен­ные поступ­ки — мел­кие про­ступ­ки,
  • суще­ство дело (вопро­са) — сущ­ность про­из­ве­де­ния,
  • сти­ли­сти­че­ская поме­та (в сло­ва­ре) — замет­ка в тет­ра­ди,
  • типич­ные осо­бен­но­сти — типи­че­ские обсто­я­тель­ства,
  • засе­ять уча­сток — посе­ять пше­ни­цу,
  • про­ве­сти репе­ти­цию — про­из­ве­сти ремонт.

Следует упо­мя­нуть о непра­виль­ном упо­треб­ле­нии в речи одно­ко­рен­ных слов, кото­рые нель­зя назвать паро­ни­ма­ми в стро­гом зна­че­нии тер­ми­на. Например, ино­гда не раз­ли­ча­ют сло­ва улы­ба­ю­щий­ся — улыб­чи­вый, реко­мен­до­ван­ный — реко­мен­да­тель­ный (пер­вые сло­ва в подоб­ных парах — при­ча­стия, вто­рые — при­ла­га­тель­ные) и т.п. [Арфа упо­треб­ля­лась для сопро­вож­де­ния голо­са или для акком­па­не­мен­та раз­лич­ным соль­ным инстру­мен­там (надо: соли­ру­ю­щим); Близорукость может про­дол­жать уве­ли­чи­вать­ся в тече­ние всей жиз­ни — это про­грес­сив­ная бли­зо­ру­кость (надо: про­грес­си­ру­ю­щая)].

К сме­ще­нию паро­ни­мов близ­ка лек­си­че­ская ошиб­ка, состо­я­щая в замене нуж­но­го сло­ва его иска­жен­ным сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ным вари­ан­том. В раз­го­вор­ной речи вме­сто при­ла­га­тель­но­го вне­оче­ред­ной, упо­треб­ля­ет­ся неоче­ред­ной, вме­сто выда­ю­щий­ся — выда­ю­щий, вме­сто заи­мо­об­раз­но — вза­и­мо­об­раз­но. Такие сло­ва обра­зо­ва­ны вопре­ки литературно-языковой нор­ме, упо­треб­ле­ние их сви­де­тель­ству­ет о крайне низ­кой рече­вой куль­ту­ре.

Грубые лек­си­че­ские ошиб­ки в речи могут быть вызва­ны лож­ны­ми ассо­ци­а­ци­я­ми, кото­рые часто воз­ни­ка­ют под вли­я­ни­ем паро­но­ма­зии. Так, ино­гда пута­ют сло­ва ста­тут и ста­тус, апро­би­ро­вать (лат. approbare), что озна­ча­ет «дать офи­ци­аль­ное одоб­ре­ние на осно­ва­нии испы­та­ния, про­вер­ки», и опро­бо­вать (род­ствен­ное сло­во про­ба) — «под­верг­нуть испы­та­нию до при­ме­не­ния».

Комичные примеры неправильного использования паронимов

Ассоциативные ошиб­ки неред­ко дела­ют выска­зы­ва­ние абсурд­ным (…Обязались изго­то­вить допол­ни­тель­но 50 насти­лов для экс­ка­ва­то­ров сто­лич­но­го мет­ро) или комич­ным (— Где здесь нату­раль­ная кон­то­ра — мне с ребен­ка копию снять. — «Кр.»; — Прошу меня поста­вить на кот­ло­вое удо­воль­ствие. — «Кр.»).

А.П. Чехов обыг­рал ассо­ци­а­тив­ные ошиб­ки, вызван­ные паро­но­ма­зи­ей: в шут­ке:

Кавказский князь в белом щер­бе­те ехал в откры­том фелье­тоне (из запис­ных кни­жек).

Современные авто­ры не застра­хо­ва­ны от подоб­ной пута­ни­цы; жур­на­лист не видит раз­ли­чия меж­ду сте­зей и стер­ней и пишет:

Если уж фер­мер избрал эту стер­ню… надо идти по ней до кон­ца.

А в раз­го­во­ре мож­но услы­шать:

В ресто­ране нам пода­ли эску­лап сви­ной…

Паронимия и паро­но­ма­зия могут стать при­чи­ной коми­че­ских ситу­а­ций. Приведем неко­то­рые при­ме­ры их жиз­ни: Когда я зашел к началь­ни­ку в каби­нет, он повер­нул­ся ко мне пафо­сом (ускольз­ну­ло сло­ва анфас); объ­яв­ле­ния: Врач-некролог выле­чит вас от алко­го­лиз­ма (сле­до­ва­ло: нар­ко­лог); Мужчинам с голым тор­цом пиво не отпус­ка­ет­ся (на пля­же все заго­ра­ют с голым тор­сом); Освежевание голо­вы не рос­кошь, а гиги­е­на (рекла­ма в парик­ма­хер­ской).

На юби­лей­ном вече­ре извест­но­го хирур­га, читая поздра­ви­тель­ный адрес, кто-то обмол­вил­ся: В вашем лице мы честву­ем слав­но­го ве… вете­ри­на­ра… А в недав­ние вре­ме­на кад­ро­вик ска­зал инспек­то­ру ЦК КПСС, про­ве­ряв­ше­му рабо­ту закры­то­го учре­жде­ния:

— Мы учтем все ваши ука­за­ния, ведь вы маку­ла­ту­ра такой высо­кой орга­ни­за­ции! (вме­сто номен­кла­ту­ра).

По вине пере­вод­чи­ка и редак­то­ра в сочи­не­нии Фридриха Энгельса «Шеллинг и откро­ве­ние» ока­за­лась такая фра­за: «Будем бороть­ся и сра­жать­ся до послед­не­го изды­ха­ния» (вме­сто дыха­ния).

Источник

Комментировать
Добавить сайт в избранное
СОХРАНИТЬ В СОЦСЕТЯХ

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Change privacy settings